Вдова Караченцова устроила шумные поминки

29 октября в Москве похоронили советского и российского актера театра и
кино Николая Караченцова, который умер накануне своего 74-летия.

Погребение артиста состоялось на Троекуровском кладбище. Его могила
находится рядом с местом упокоения космонавта Георгия Гречко и актрисы
Марины Голуб. Перед захоронением в московском театре "Ленком" прошла
гражданская панихида. Поминки были организованы в Доме актера на Старом
Арбате.

Как сообщает сайт "Дни.ру", Людмила Поргина (вдова Караченцова) устроила
шумный обед с разнообразными алкогольными напитками.

"Коля очень просил не оплакивать его. Нам тоже тяжело, но он строго
запретил рыдать на похоронах. Поэтому давайте посвятим этот вечер общению с
Колей - будто бы он тут, с нами. Потому что у меня он в сердце, как и у
вас, останется навсегда. Так что мы не грустим сегодня, а поднимаем
бокалы", - сказала женщина. Она пила только шампанское.

Поргина поднимала бокалы за семью, за внуков, за коллег. Но после фразы "За
вечную жизнь Коли нам выпить пора. Гип-гип-ура!" осеклась - уместно ли?
Сидевший рядом дородный священник, у которого Караченцов причащался,
посмотрел на портрет покойного, откусил малосольный огурчик (а какие в Доме
актера огурчики!) и кивнул: мол, можно за вечную жизнь.

Поминал покойного и онколог, который много месяцев буквально тащил Николая
Петровича с того света и стал для семьи практически родственником. "Как
жаль, что мы теперь будем редко видеться..." - сокрушалась невестка актера
Ирина.

Кто-то вспомнил о 100-летии комсомола. "А Коля был комсомольцем?" -
загудели гости. На всякий случай подняли бокалы и за это. Потом слово взял
Дунаевский. На поминки он пришел с седьмой женой Мариной, которая младше на
27 лет.

"Николо, как я звал Колю, знал всех моих жен, - признался композитор и
похлопал супругу по коленке. - Моя жизнь прошла у него на глазах. А я на
протяжении последних 45 лет видел рядом с Караченцовым только одну женщину -
Людочку. Предлагаю выпить за нее, за ее мужество, терпение и огромную
любовь. А еще он мне такие анекдоты рассказывал!" "Расскажи!" - тут же
предложила Поргина. Дунаевский замялся: "Нет, там не для женских ушей..."

Николай Караченцов, глядя на веселые поминки сверху, конечно, радовался
тому, сколько людей собралось, как тепло говорят о нем на земле. Добрая
память о человеке - лучший итог его жизни.

Вести-UA

UAmedia

ProEco - новостной мониторинг экологии Украины