В Украине нет предпосылок для веерных отключений или "блэкаутов"

Рекомендовані

На этой неделе Польшу с визитом посетил министр энергетики и угольной
промышленности Украины Игорь Насалик. Он провел серию переговоров с
польскими чиновниками, а также представителями польского бизнеса, поощряя
их к инвестированию в Украине.

О результатах своего визита, перспективах украинско-польского
сотрудничества в энергетической сфере, а также об особенностях нынешнего
отопительного сезона и ценах на газ и электроэнергию для населения Игорь
Насалик рассказал в эксклюзивном интервью Укринформу.

- Господин министр, в польских СМИ появилась информация о схеме поставки
антрацита из ОРДЛО в Польшу. Вы отметили, что это не по-партнерски со
стороны Польши по отношению к Украине. А ваш польский коллега, министр
энергетики Кшиштоф Тхужевский заявил, что в Польше свободный рынок, и
государство не может на это каким-то образом влиять. Обсуждали ли вы во
время встречи тему поставок угля из ОРДЛО в Польшу?

Свободный рынок здесь ни при чем, поскольку ЕС ввел ответные санкции в
отношении ОРДЛО

- Да. Мы озвучили нашу позицию, и они приняли к сведению эту информацию.
Позиция Украины здесь четко определена: после полной "национализации"
угольных шахт на территории ОРДЛО, Украина на уровне СНБО принял решение о
полной блокаде угля. Мы считаем, что реализация угля из зоны ОРДЛО - это
прямое финансирование терроризма, который сегодня Украина на себе ощущает.

Поэтому мы обратились и ко всем нашим посольствам в странах, которые так
или иначе вовлечены в перегрузку или эксплуатацию угля, чтобы они
отслеживали эту ситуацию.

Свободный рынок здесь ни при чем, поскольку ЕС ввел ответные санкции в
отношении этих территорий. Вопрос свободного рынка и финансирование
терроризма - это совершенно разные дела. Я считаю, что мы изложили нашу
позицию полякам, и они нас услышали.

- На какой стадии сейчас находится процесс поставки американского антрацита
для ПАО "Центрэнерго"?

- Уже зафрахтованы 700 тысяч тонн угля. Первый корабль уже пришел, второй -
загрузился, сейчас вышел из порта. То есть, мы стараемся так построить
график, чтобы прибытие кораблей в порт "Южный" не накладывалось, и можно
было их эффективно разгружать и поставлять генерирующим компаниям.

- Выступая на встрече с польским бизнесом, вы высказали мнение, что Польша
могла бы отказаться от строительства собственной АЭС, а импортировать
электроэнергию из достроенных третьего и четвертого блоков Хмельницкой
АЭС...

- Не совсем так. Я сказал, что поляки должны взвесить: им нужно строить
отдельную АЭС, как записано в энергетической стратегии страны, или
рассмотреть возможность достройки третьего и четвертого блоков в Украине,
что позволяет украинская законодательная база о государственно-частном
партнерстве. Украина имеет всю необходимую инфраструктуру по обеспечению
функционирования атомных энергоблоков. Следовательно, с точки зрения
реализации для Польши это будет гораздо дешевле и проще. У них есть
возможность это сделать совместно с Украиной. А какой путь изберет Польша -
это задача для их правительства.

Мы обсудили этот вопрос во время встреч: двери оставили открытыми...

- На каком этапе сейчас находится проект нефтепровода Одесса-Броды-Плоцк?

- Мы обсуждали с польскими коллегами и этот вопрос. Нам включили "зеленый
свет", и сейчас будут вестись переговоры с польской компанией ORLEN и нашей
"Укртранснафтой". Это означает, что будет открыт переговорный процесс по
диверсификации поставок нефти, поскольку 80% импорта нефти в Польшу - это
российская Urals.

- Сейчас между Украиной и Польшей можно транспортировать 1,5 млрд куб. м
газа в год. Строительство интерконнектора позволит увеличить эти объемы до
5-7 млрд куб. м. Как можно будет использовать эти новые транзитные мощности?

- Мы рассматриваем интерконнектор не только для импорта газа через
"северные ворота", но и как возможность взаимодействия в плане
использования газохранилищ на территории Украины. Более того, я убежден,
что когда полностью заработает рынок газа в Украине, то у нас будет много
трейдеров, работающих на территории Украины. Сейчас мы разрабатываем общую
схему украинского газового хаба, который создаст более широкие возможности
для развития газовой инфраструктуры. И вопрос интерконнектора станет
достаточно интересным, ведь будет возможность работать не только в вопросах
реверса, но и аверса газа, то есть транспортировка газа в оба направления.
На последней встрече министров восьми стран, которая у нас была в структуре
CESEC (Инициатива создания газотранспортной сети в Центральной и Юго-
Восточной Европе, 27-28 сентября в Бухаресте. - Ред.) как раз обсуждалась
необходимость включения в этои общий процесс и польско-украинского
интерконнектора. Это позволит стабилизировать общие потоки газа, в том
числе и на севере Европы.

- На следующей неделе министр финансов Украины летит в США, где будет вести
переговоры в МВФ о ценообразованию на газ. Знаете ли вы, с какой позицией
он туда едет?

- Он туда направляется не только по вопросу цены на газ, но и по целому
спектру вопросов, которые обсуждались в "плане Б". Позиция министерства
проста: мы внесли изменения в постановление Кабмина No187, которые носят
технический характер и никоим образом не отражаются на взглядах МВФ об
Украине. Это вопрос Украины, а не МВФ. Позиция премьера была простой: нет
экономических оснований для повышения цены на газ.

- Недавно глава НКРЭКП заявил, что прогнозный баланс электроэнергии на
следующий год содержит предпосылки для повышения цен на электроэнергию.
Действительно ли такие предпосылки существуют и насколько электроэнергия
может подорожать?

- Ни в коем случае я не вижу таких предпосылок. Выработка электроэнергии в
следующем году предусмотрена на том же уровне, что и сейчас - 84 миллиарда
кВт/час. Более того, у нас снижается потребление угля антрацитовой группы:
мы практически доходим до 4,5-5 миллионов тонн, то есть уменьшается более
дорогая часть антрацитовой группы. А НКРЭКП, конечно, может просчитывать.
Оптовая рыночная цена на электроэнергию может быть любой в зависимости от
того, сколько инвестиционных проектов НКРЭКП включит в ценовую политику на
электроэнергию.

- Каждый год перед отопительным сезоном СМИ активно поднимают тему
вероятности веерных отключений электроэнергии. Есть ли такая угроза в этом
сезоне?

- У нас тема веерных отключений и "блэкаутов" (англ. blackout - авария в
энергосистеме) активно поднималась в прошлом году в мае. Еще пробовали это
делать в январе, когда была полная блокада угля антрацитовой группы из
ОРДЛО. Как вы видите, никаких веерных отключений и "блэкаутов" нет. Более
того, мы прошли июль, август, сентябрь - самый сложный период, поскольку,
согласно плану ремонтных работ, мы работали всего-навсего на десяти атомных
блоках. Зато сейчас совершенно другая ситуация. У нас уже введен в действие
4-й "запорожский" блок. В течение месяца еще четыре атомных блока входят в
общую работу, а четыре блока - это 4 тыс. МВт. Я не вижу никаких
предпосылок для того, чтобы в Украине были веерные отключения или
"блэкауты". Наоборот, мы имеем возможности для экспорта электроэнергии, а
не только для обеспечения внутренних потребностей населения и
промышленности. Поэтому это не актуально.

- А если зима в этом году будет аномально холодной, хватит запасов газа?

- Пусть даже минус 40. На сегодня абсолютно никакие климатические условия
не могут повлиять на процесс поставки электроэнергии и энергоносителей
населению и промышленности.

- Летом среди ваших заместителей появился экс-глава ПАО "Укртрансгаз" Игорь
Прокопив, уволенный за неудовлетворительные результаты работы. Какие
функции он пока выполняет в министерстве, довольны ли вы его работой?

- Неудовлетворительные результаты работы? Работа газотранспортной системы
оценена положительно, то есть со знаком "плюс". Основное обвинение к нему
со стороны НАК "Нафтогаз Украины" - это коррупция и непрозрачность в
действиях руководителя, на основе заключения компании Deloitte. Мы
официально обратились к Deloitte с вопросом об этих заключениях, как это
подавал НАК "Нафтогаз Украины" и получили ответ, что нет никаких негативных
заключений по работе данного руководителя. Поэтому, наверное, причина
совершенно в другой плоскости, а не в технических, научных или иных знаниях
Игоря Богдановича (Прокопива).

- Где в украинской энергетике перспективные направления, куда может войти
иностранный инвестор?

- Их много. Во-первых, это добыча и новые технологии добычи газа. Я всегда
говорил, что у нас защищенных запасов газа - 50 млрд куб. м, из которых мы
добываем лишь 1,8%. В то время как страны Европы добывают 7-8%, а Норвегия,
например - 12%. Если бы мы вышли на среднеевропейские показатели добычи, то
есть 7%, то Украина имела бы добывать сейчас 70 млрд куб. м, а не 20 млрд
куб. м как сейчас. И Украина моментально превратилась из импортера в
экспортера газа.

Второе направление - это реструктуризация тепловых генераций. Здесь также
можно сотрудничать. Мы уже упоминали о завершении строительства 3-го и 4-го
блоков. Я думаю, что это будет крупнейший инвестиционный проект. Сейчас
завершаем подготовку всей документации и выставляем его на конкурс для
осуществления государственно-частного партнерства.

Украина не стоит с протянутой рукой "дайте нам средства", а предлагает
высокорентабельные проекты для инвестора. Понятно, что любой инвестор
руководствуется категориями не благотворительности, а прибыли. Но и Украина
предлагает хорошие условия для инвесторов.

В Варшаве я провел встречу с представителями производства угля, и мы
полностью нашли понимание. Вскоре начнется широкомасштабная работа по
поставке польского оборудования на украинские шахты. Это позволит полностью
обеспечить необходимым топливом наши тепловые генерации и вообще не
импортировать уголь.

- Насколько Европа заинтересована в переносе точки получения газа с
западной границы Украины на восточную?

- Это позиция нашего министерства, премьер-министра и Президента. В конце
концов нужно развеять миф Российской Федерации о том, что Украина якобы
неспособна качественно и гарантированно экспортировать российский газ. Этот
миф мы развеяли буквально три месяца назад, когда в связи с ремонтными
работами на "Северном потоке" Украина увеличила импорт газа почти на 20-
25%, хотя по контракту не обязана была это делать. Мы полностью выполнили
заказы по транспортировке этих объемов газа. Поэтому перенос точки
получения газа на границу Украина-Россия просто говорит о том, что все
транзитные возможности уже не расцениваются как возможности России по
поставке в Европу, а как единая транспортная система Европы по обеспечению
газом.

Недавняя встреча с представителями CESEC и подписанные меморандумы о
сотрудничестве с итальянцами и словаками о совместной работе в этом
направлении дают нам основания рассматривать вопрос переноса этой точки
доступа на территорию Украина-Россия.

Газета Вгору

UAmedia

ProEco - новостной мониторинг экологии Украины