Трудно утверждать(ся): образование и современное искусство в Украине

17 сентября, 2020

"Мы", 2019-2020, Художники: Максим Ходак, Василий Сай, Матвей Рубан

"Трудно утверждать, что работы на выставке дают ответы". Такая формулировка
в пресс-релизе нейтрализует претенциозность названия Where is Revolution?,
а заодно проявляет голос преподаватель_ниц, отделяя его от голоса
студент_ок. Видимость этих позиций, их различие и смешение, кажутся,
ключевыми в выставке по итогам второго семестра двухгодичной программы
Contemporary Аrt в КАМА¹. 1Kyiv Academy of Media Arts
Экспозиция была открыта всего три дня, но упустить ее из виду было бы
ошибкой. Вместо новых художни_ц здесь намеренно студент_ки, вместо еще
одной порции произведений - выполненные задания. Такой показ мог бы быть
обычным просмотром в середине учебного процесса. Если бы только в
украинском контексте образование на территории современного искусства было
обыденной практикой, а не каждый раз повторяющимся усилием сохранить
устойчивость в постоянно подвижной среде.

В странах со сложившимися структурами поддержки производства,
экспонирования и дистрибуции художественной продукции образование встроено
в общий цикл. Его задача: прояснить правила, дать навыки, собственно,
профессионализировать. Конечно, такой инструментализации сопротивляются, но
сопротивление, а с ним и наполнение новыми смыслами и формами происходит в
понятном поле. Мы же находимся в ситуации, где институции - всегда не то,
чем кажутся, а отсутствие ресурсов - норма даже для самых крупных и
навязчивых площадок. В таких условиях функция образования принципиально
иная. Скорее это возможность хоть на какое-то время объединить круг
единомышленни_ц, создав пространство для совместного действия. Обучение -
не стратегическая инвестиция в дальнейшее продвижение по карьерной
лестнице, но ценность пребывания вместе сама по себе.

Двухгодичный курс в КАМА - одна из немногих долгосрочных программ,
претендующих на полноценную подготовку современных художни_ц. До этого чаще
подобные курсы и школы длились значительно меньше, ориентировались на
выпускни_ц и студент_ок вузов, а занятия проходили, как правило, вечером -
после основной работы или учебы. Такой формат вечерних школ тоже важный
симптом. Располагаясь на территории "свободного времени", искусство в
лучшем случае становится дополнительным навыком, но чаще - способом
проведения досуга. Уже своим положением в распорядке дня такие курсы
намекали, что в их конце вряд ли будет стабильная занятость или сытая
жизнь. Обратной стороной такой досуговости становилась проницаемость
современного искусства - его открытость непрофессионалам. Мне до сих пор
кажется, что аматорство и связанная с ним доступность - одно из ключевых
преимуществ украинского поля, сохраняющего возможность разногласий. Тем не
менее, со стороны выставочных площадок стабильно промотируется совсем
другой образ - образованных и уверенных в себе профессионалов, оперирующих
критической теорией и всегда транслирующих невероятной важности знания.

Онлайн-игра "Майстерня", живопись, 2020Фотография со съемок фильма "7
печать" Ингмара БергманаОнлайн-игра "Майстерня", видео-документация онлайн-
игри, живопись, 2020

Вообще образ художника, как успешного свободного радикала, занимающегося
неотчужденным трудом и весело перемещающегося по центрам притяжения
международной инфраструктуры современного искусства, не только выступает
отравленной приманкой для внешних наблюдателей, но и мешает самим
культурным работни_цам. Социальная незащищенность украинских художни_ц, их
растерянность в обществе, незаинтересованном в поддержке нераспознаваемых
практик, все это смещается на периферию внимания. В центре остаются
открытия, премии, отчеты о достижениях в социальных сетях. В этом смысле
смещение акцентов выставки курса с результатов на процесс обучения кажется
важным шагом. Экспонирование заданий вместо работ проявляет саму структуру
обучения, поднимает проблемные вопросы погружения в чужие практики,
связанные с этим включения в иерархии, наследования приемов. Мы видим
сделанность работ, их включенность в производственные и властные отношения.

Когда студент_ки повторяют метод анимированной графики Сергея Сабакаря или
участвуют в онлайн-игре Леси Хоменко, создавая произведение ее руками и по
придуманным ею правилам, то остаются ли они все еще художни_цами? Возможно,
они уже перформеры - не исполнители, но производители (perform ведь
включает оба этих значения) в предзаданной структуре, которая сама
предлагает проблематизировать свои порядки. Чьи работы они все еще делают:
свои или учитель_ниц?

В какой-то момент может даже показаться, что это и есть старая недобрая
академия с ее мастерами и перенимающими их умения учени_цами. Впрочем, из
разговора с преподавателями курса проясняется, что это не так. Скорее их
подходы одновременно отличаются и от закостенелых иерархизированных
структур академии, и от либерального культа "свободного творца", чьим
главным навыком становится составление заявки на проект и продвижение
собственного оригинального видения. Озвученные ими подходы напоминают мне о
концепте "марксистской суперняни", предложенном Марком Фишером в книге
"Капиталистический реализм". Такая няня отказывает детям в постоянном
гедонизме (как неотъемлемой части материнской культуры), но создает
неожиданные подвижные рамки, выполняющие функцию патернализма без Отца.
"Марксистская суперняня не просто ввела бы некоторые ограничения, действуя,
таким образам, в наших интересах в том случае, когда мы неспособны
распознать их сами, но и была бы готова пойти на этот риск, поставить на
странные вещи и наше влечение к ним"². Марк Фишер, "Капиталистический
реализм", 2010

Здесь мне хочется прервать свои рассуждения и передать слово самим
преподавателям курса в КАМА, чтобы они смогли обозначить, что им дает такая
практика и какие задачи они перед собой ставят. На вопросы ответили
художни_цы-преподавательни_цы Оксана Казьмина, Сергей Сабакарь, Александр
Сироус и Леся Хоменко.

Оксана Казьмина

Оксана Казьмина

1. Что значит работать совместно со студент_ками?

Делиться, учиться.


2. Что это дает личной практике?

Я учусь артикулировать то, что в моей практике не/важно (для меня),
сопоставлять это с тем, что не/важно для других, переосмыслять собственные
подходы и вообще понятие о том, что такое обучение и каким оно может быть.
Моя художественная практика неразрывно связана с обучением, изучением чего-
то. Видео - подвижная субстанция, как и знания о ней.


3. В чем задача художественного образования в Украине? Для кого оно
существует?

Хотелось бы, чтобы для всех.


4. Как и где студенты смогут применить полученные на курсе знания и навыки?
Мы (кажд_ая со своего места) думали о том, что такое подвижное
изображение, как оно функционирует сейчас, как могло бы функционировать,
как с его помощью можно фантазировать о себе, других и взаимодействие между
первым и вторым. Также важным аспектом было говорить о контексте создания
кино или видео, процессуальность, как важную политическую составляющую. Где
и как, и захотят студенты как-то использовать эти знания, и углубляться они
в них - полностью зависит от них самих.

Сергей Сабакарь

Сергей Сабакарь. Источник: mitec.ua

1. Что значит работать совместно со студент_ками?

Учиться (развиваться) вместе с ними. Иногда хочется быть частью или
соавтором их работы, но я пытаюсь от этого абстрагироваться, главное в худ.
обр. не цель, продукт а процесс. Я как преподаватель помогаю найти, понять
лучший путь к достижению поставленной цели, и от этого получаю наслаждение.
Другое отношение, которое я считаю не корректным, и которое практикуется в
НАОМА, это "Мастер, учитель - подмастерье, ученик", когда во время учебы
вроде работа идёт слаженно, но как только студент выпускается, он не
понимает куда двигаться дальше, из-за появившейся свободы от жесткого
контроля всех процессов во время учебы. Как исполнять знает, но куда,
зачем, почему?


2. Что это дает личной практике?

Повторюсь о преподавании в НАОМА, там закостенелая система. КАМА для меня
это поле для экспериментов в преподавании, позволяет быть более гибким.
Если соглашаться с тем, что студенты уже художники, то это общение и
передача знаний.


3. В чем задача художественного образования в Украине? Для кого оно
существует?

Формирование культурного поля в Украине. И, вспоминая Бойса,
художественное образование для всех.


4. Как и где студенты смогут применить полученные на курсе знания и навыки?
В своей художественной практике, а из этого уже много ответвлений.
Конечно, ситуация на поле искусства Украины заставляет желать лучшего, я
надеюсь, что знания можно будет применить и для получения материальных благ.

Александр Сироус

Александр Сироус. Фото: Макс Роботов

1. Что значит работать совместно со студент_ками?

Во-первых, это отличная тренировка и структурирование своих собственных
наработок, во вторых это вызов в том чтобы заинтересовать студентов,
посмотреть как они видят со стороны твою практику. Очень интересно когда вы
со студентами попадаете на одну волну, где может меняться сам план и
процесс обучения, рождаться что то новое в споре со студентами, что
помогает вырасти над самим собой.


2. Что это дает личной практике?

Для меня это отличный способ протестировать свои наработки на студентах.
Это возможность посмотреть на свою художественную практику под другим углом.

3. В чем задача художественного образования в Украине? Для кого оно
существует?

В данный момент времени мне кажется, что основная задача - это вырастить
классную современную культуру и среду художников и специалистов, которые бы
в ней существовали и могли на равных взаимодействовать с зарубежной арт-
средой.


4. Как и где студенты смогут применить полученные на курсе знания и навыки?
Как минимум, они смогут их использовать в связке с другими инструментами,
и в принципе спектр применения 3D графики очень велик от коммерции до
художественных практик.

Леся Хоменко

Леся Хоменко. Фото: Макс Роботов

1. Что значит работать совместно со студент_ками?

Мне нравится. Сейчас еще больше в форме образовательного процесса, но я
жду, когда возникнет ситуация для внеучебных коллабораций.


2. Что это дает личной практике?

Я уже пять лет веду курс по современному искусству (вечерний курс) и я
заметила, что участие в постоянной дискуссионной лаборатории со студентами
очень хорошо влияет на мою собственную производительность. Наверное я
развила художественную чувствительность к чужим работам - ведь мне
необходимо давать фидбэк на работы без подготовки, реагировать сразу. Одним
словом, трудно пока понять что именно так хорошо влияет. Но должна сказать,
что преподавание также и сил много отнимает. Очень зависит от динамики
студентов. С двухлетним курсом работать еще труднее из-за возраста
студентов. Я не привыкла к подростковым приколам и иногда очень трудно их
переношу. Но когда эти студенты хорошо работают - отдача огромная. Также
они замечают иногда то, что я сама не замечала и это очень ценно.


3. В чем задача художественного образования в Украине? Для кого оно
существует?

Еще недавно я очень переживала, чтобы мои выпускники быстрее становились
активными участниками художественного процесса и не "тормозили". Но потом я
пересмотрела этот подход. Я начала понимать учебную программу как
самоценное. Как возможность лаборатории и неконкурентного взаимодействия. Я
поняла, что программа должна быть для того, чтобы быть. Для меня работа с
образованием является программной и политической. Я знаю, что длительный
образовательный проект по влиятельности выйдет за рамки художественной
автономии. Даже благодаря настройке общего понятийного аппарата, и
методологии критической деконструкции. В художественном образовании мы так
сильно отстали от "цивилизации", что догонять нет смысла, надо сразу делать
программу, которая критически переосмысливает мировую систему
художественного образования. Я очень рада, что мы сейчас работаем с такой
молодой аудиторией. Когда-то я с коллегами разрабатывала краткий курс для
средних школ.


4. Как и где студенты смогут применить полученные на курсе знания и навыки?
У двухгодичного курса есть цель заменить высшее художественное
образование. Это не короткий вечерний курс. Студенты посвящают два года
жизни, при чем очень важного периода - становления. Ответственность очень
большая. Поэтому в программе есть много практических вещей (кроме такой
эфемерной как художественная практика). Это навыки работы в разных медиа,
работы с программами, теория, английский, работа с выставкой, архитектура
выставки, селф-менеджмент. Также я всегда стараюсь делать акцент на
самоорганизации как на необходимой практике для восточного блока.

Автор
Павел Хайло

Artslooker

UAmedia

ProEco - новостной мониторинг экологии Украины