Терроризм в Украине становится обыденным явлением

Ирина Стрельник 14:22

Не так давно Украину один за другим потрясли террористические акты. Луцкий
террорист, полтавский - и везде боевое оружие, заложники. По мнению декана
гуманитарного факультета Национального аэрокосмического университета им.
Н.Е. Жуковского "ХАИ", кандидата психологических наук, доцента Максима
Жидко, теракты в нашей стране становятся обыденностью и их количество будет
расти. Что толкает людей на радикальные действия и каков психологический
портрет современного украинского террориста? Терроризм - неспособность к
диалогу
- Максим Евгеньевич, что такое терроризм с точки зрения психолога?

- "Террор" в переводе с латыни означает "ужас, крайняя степень страха".
Следовательно, когда мы говорим о терроризме, имеем в виду нечто, что
происходит через ужас.

А посему терроризм может иметь разные формы. Начиная от политического
терроризма, когда, например, российские телеведущие заявляют, что готовы
превратить другую страну в ядерный пепел, и заканчивая бытовым терроризмом,
когда один партнер, требуя от другого определенного поведения, грозится
совершить с ним нечто страшное, если он не оправдает ожидания. Для каждого
из нас страшное - разное. Для ребенка страшным может оказаться, например,
отказ родителей от похода в парк, а для человека пожилого - боязнь одинокой
старости... То есть, на самом деле терроризм - это то, что во многом
пронизывает современную жизнь на всех ее уровнях.

- Чем обычно оправдывают свои действия террористы?

- Одним из основных характеристик терроризма является абсолютная
неспособность к диалогу. Террорист - это человек, который действует по
принципу: "Либо все, либо ничего", исходя из того, что он на сто процентов
прав, а другие люди заблуждаются или желают зла. Террористы - это чаще
всего фанатики. Действуя в духе Макиавелли, они считают, что цель
оправдывает средства, поэтому легко ставят под угрозу жизнь и здоровье -
свое и других людей. Они уверены, что это правильно, потому что нет иного
способа доказать свою правоту или, как они аргументируют, нет иного способа
решить проблему.

Фанатика выдает наличие благой, сверхценной, то есть выше человеческой
жизни, цели. Он всегда уверен, что ради счастья многих нужно, или можно,
или необходимо пожертвовать жизнями единиц или жизнями целого классов. Так,
большевики брали заложников из числа интеллигенции, духовенства, белых
офицеров и выдвигали требования: к определенному времени внести искомую
денежную сумму или выдать кого-то, а иначе заложники будут расстреляны.
Позже то же самое делали фашисты - брали в заложники определенное
количество жителей деревни и говорили: "Если не будут выданы партизаны,
всех расстреляем". Любые карательные операции всего прежде всего несут
функцию устрашения, а следовательно - являются террористическими.

Кстати, Харьков имеет интересную историю в этом плане. В частности, под
Харьковом в районе Борок произошло крушение императорского поезда, в
котором ехал Александр III и члены его семьи. Авария, по одной из версий,
стала следствием теракта - взрыва бомбы, которую заложил помощник повара,
связанный с революционными организациями. Рядом с местом крушения до сих
пор стоит памятный знак в виде часовни. А еще в Харькове родился самый
известный в мире террорист Борис Савинков. Тот самый участник Белого
движения, один из лидеров Боевой организации партии эсеров, который написал
книгу "Воспоминания террориста".

Каков он - современный украинский террорист?

- Не могли бы вы нарисовать психологический портрет современного
террориста?


- Еще в 2008 году в одном из написанных мною учебном пособии большая часть
материалов была посвящена терроризму. Тогда многие смеялись - мол,
терроризма в Украине быть не может. А я говорил, что Украина - важная часть
глобального мира, поэтому террористы появятся и у нас, и нужно готовить
соответствующих специалистов - по работе с террористами, переговорщиков, по
работе с жертвами.

Если говорить о сегодняшних террористах, то, кстати, человек, сообщающий по
телефону о минировании того или иного объекта, - тоже террорист. Человек,
заявляющий в социальных сетях, что кто-то за свои религиозные, политические
или еще какие-то взгляды должен быть убит, - тоже террорист. То есть
современный террорист - это скорее человек, который знает силу
информационного пространства, цифровых коммуникаций. Свои деструктивные
действия он старается направлять так, чтобы информационная сфера
раскручивала повод достаточно объемно - не столько того теракта, сколько
хайпа вокруг него. Если не информационной шумихи, проводить теракт не имеет
и смысла. Это первое.

Второе - современный террорист так же, как и все его предшественники,
считает себя избранным и абсолютно не ценит свою жизнь. В этом смысле вы
должны понимать, что как религиозный фанатик способен умереть за символ
веры, так и террорист готов погибнуть за идею, которую они несет. В связи с
этим с террористами очень сложно договариваться, потому что они
интеллектуально и эмоционально глухи.

Третье - современный террорист обычно имеет две крайности. В первом случае
низкий интеллектуальный уровень просто не позволяет достигнуть целей
цивилизованным способом. А внушение ужаса - очень простой путь. Заставить
себя уважать, вытащив гранату, - много усилий и ума прилагать не надо. С
другой стороны, человек с достаточно высоким интеллектуальным уровнем может
увлечься идеей, что разрушение - единственный способ, который способен
очистить старый мир. Как говорил один из теоретиков, страсть к разрушению -
тоже творческая страсть. Мировой истории хорошо известны такие творцы через
разрушение. Классический пример - японский писатель Юкио Мисима, который в
1970 году закрылся вместе со своими сторонниками в храме и в конце концов
совершил сеппуку - ритуальное самоубийство, то, что мы обычно называем
харакири, то есть вскрыл себе живот.

Современный террорист в Украине знает еще одну вещь - если доказать, что он
борец за справедливость, то наказание ему грозит в очень легкой форме. Если
человек упаковывает терроризм в красивую идею, то он может рассчитывать на
то, что обязательно найдется часть общества, часть политикума, которая
поддержит его и попытается использовать в собственных целях.

Мы живем в страшном обществе
- Кстати, множество людей довольно снисходительно, с пониманием, относятся
к тому же луцкому террористу - мол, заложников не обижал, никому вреда не
принес. Как вы можете объяснить такой феномен с точки зрения психологии?

- У нас уже много лет раскручивается спираль насилия и обесценивается
закон. Насилие видится простым и эффективным способом решения проблем. И
когда люди видят, что человек взялся за оружие и пытается добиться
"справедливости", сочувствуют ему, а не тем жертвам, которые 12 часов
находились под прицелом его оружия. Потому что живем не по закону, а "по
справедливости". Вспомните, что делали в 2014 году Саша Белый и его
группировка. Они приходили с автоматом в областную администрацию и
требовали: "Либо ты сейчас выкинешься из этого кресла, либо мы тебя убьем,
побьем, унизим". Такое не проходит даром. Народ верит: если ради благой
цели, то это замечательно. Или еще одна "героиня" - Надежда Савченко. Есть
же оперативные записи о том, что она хочет расстрелять из миномета
Верховную Раду - и что с ней? Ничего...Угрозы слышало украинское общество.
И вам любой юрист скажет: это конкретный призыв к террористической
деятельности. Но она же хотела расстрелять народных депутатов, которых все
так не любят, - значит, "наш человек", хороший, не трогайте ее.

С этой точки зрения мы живет в страшном обществе.

- То есть получатся, что мы сами поощряем способных к террористической
деятельности людей на подобные действия?

- Да, многими своими плохо осознаваемыми действиями мы создаем
благоприятную почву для террористов. Понимаете, не может спираль насилия
раскручиваться столько времени без последствий. Террористы не появляются
вдруг, неожиданно. Да они просто смотрят, как поступают остальные, и делают
выводы. Почему одним можно, а другим нельзя? Почему народным депутатам
разрешается бить друг другу лица "ради правды", а нам, простым людям, - нет?

Захваты заложников будут
- Существует ли опасность, что подобные теракты с захватом заложников
войдут в Украине в обычную практику? Сначала автобусы, потом самолеты...

- Количество террористических актов будет увеличиваться - это к бабке не
ходи. Ведь по большому счету в плане улучшения жизни ничего не происходит,
люди озлоблены. Чем хуже экономическая ситуация, тем меньше у граждан
возможностей проявить себя каким-то другим образом, кроме насилия, и тем
больше терроризма.

Что касается самолетов, то как раз аэрокосмическая область, которая раньше
всех столкнулась с терроризмом, лучше всего защищена. Так что на
сегодняшний день самолеты - самый безопасный вид транспорта не только с
точки зрения аварийности, но и с точки зрения защиты от терроризма. Тот же
луцкий террорист захватил не самолет - попробуйте пронести на борт хоть
какое-то оружие, - луцкий террорист захватил рейсовый автобус. Так что
подобные захваты, я думаю, будут в самых обычных, неожиданных местах.

- Луцкий террорист захватил в заложники пассажиров автобуса. Полтавский
террорист сначала взял в заложники работника уголовного розыска, а затем
обменял его на полковника полиции. Харьковский лжетеррорист сообщил о
захвате жильцов и грозился взорвать дом. Оказалось, что никакой взрывчатки
нет, но сам факт. И все это в течение нескольких дней. Терроризм - явление
заразное?

- Это не заразное явление. Просто терроризм уже становится естественной
частью нашей жизни. Тем более когда в стране находится огромное количество
нелегального оружия.

Как на Харьковщине захватывали заложников
За последние пять лет в Харьковской области произошли три громких случая с
захватом заложников.

В мае 2015 года в поселке Водяное Олег Гапон с карабином в руках защищал
свой дом, который пришли отбирать за долги. В результате он буквально на
пороге пристрелил судебного исполнителя, кредитора и мастера, пришедшего
менять замки, а также ранил нового владельца дома. После этого он сел в
машину и на одной из заправок захватил в заложники троих сотрудников,
требуя предоставить ему коридор на Донбасс. Людей обещал по одному
отпускать по пути в Горловку. После неудачных шестичасовых переговоров его
ликвидировали.

30 декабря 2017 года мужчина в маске и со взрывчаткой захватил здание
"Укрпочты" на улице Шевченко, где находилось 11 человек: девять взрослых и
двое детей. Через шесть часов после захвата бойцы спецподразделений взяли
штурмом отделение и освободили всех заложников. Злоумышленник Владимир
Безух никаких требований выдвинуть не успел, а позже говорил, что захватил
заложников для самопиара, поскольку он избран Богом. Судебно-
психиатрическая экспертиза признала его вменяемым. В прокуратуре
Харьковской области сообщили, что дело слушается в суде до сих пор.
Последнее заседание состоялось в первых числах июля. Следующее назначено на
4 августа. Злоумышленнику грозит от семи до 15 лет тюрьмы. Сейчас по
решению суда он находится в СИЗО, но может выйти под залог в размере 192
100 гривен.

24 декабря 2019 года жительница Немышлянского района отвела ребенка в
детский сад и возвращалась домой, когда незнакомый мужчина, приставив нож к
горлу, взял ее в заложницы. Случайные прохожие вызвали полицию.

Злоумышленник потребовал обменять женщину на мужа собутыльницы, которого
хотел наказать за то, что жену обижал. Начальник уголовного розыска
райоотдела полиции Александр Гицелев предложил себя для обмена на
заложницу. Злоумышленник согласился и отпустил женщину. Полицейский же,
пытаясь отвлечь внимание мужчины, предложил ему закурить. Когда тот
отвлекся, чтобы прикурить, полицейский попытался его задержать и получил
удар ножом в шею. Мужчину задержали. В июне 2020 года Фрунзенский районный
суд Харькова признал его виновным в захвате заложников и посягательстве на
жизнь сотрудника правоохранительного органа и приговорил к 11 годам лишения
свободы.


Вечерний Харьков

UAmedia

ProEco - новостной мониторинг экологии Украины