Политические итоги года: харьковское измерение

На минувшей неделе в медиа-центре "Время" эксперты подводили итоги
минувшего политического сезона - всеукраинские и региональные. Очень часто
СМИ забывают, что итоги года политического не совпадают с календарным.
Политический сезон, как правило завершается летом, когда депутаты
отправляются на каникулы, а стартует с началом осени.

Нередко нам приходится слышать сетования на то, что Харьков практически не
замечен на всеукраинском уровне. Чем завершается нынешний политический
сезон? Слышен ли сегодня голос Харькова и области в общеукраинской
политике? Каких событий следует ожидать осенью? Ждут ли нас внеочередные
парламентские и региональные выборы? Есть ли в городе и области системная
оппозиция?

Когда "подросток" примеряет "взрослый костюм"...

Валерий Дудко, политолог:

- Политический сезон в Украине ознаменовали три знаковых события: это
возможность поездок украинцев, имеющих биометрические паспорта, в Европу
без виз, продолжение обсуждения вопроса о нашей дорожной карте вступления в
ЕС и третья тема - получение прав в блоке НАТО.

Все эти события имеют положительную оценку и динамику. Однако не стоит
тешить население тем, что у нас все прекрасно. Проблем у Украины очень
много и быстро они не решатся. Самая главная проблема - боевые действия на
территории Донецкой и Луганской областей. Вторая проблема, то, что у нас
захвачена часть территории, - это Крым.

Достаточно сложные процессы происходяит во внутренней политике. Самый
главный минус состоит в том, что в экономике Украины положительной динамики
фактически не ощущается.

Мы заговорили о медицинской реформе внутри государства. К сожалению, та
дорожная карта, которая нарисована в Министерстве охраны здоровья, не
устраивает ни медиков, ни население.

Наполнение бюджета осуществляется с трудом. С МВФ мы выстраиваем очень
сложную систему взаимоотношений. Это растущие долги и никак не движение
вперед.

Парламент, к сожалению, потерял свою работоспособность. Дрязги и разборки,
которые там происходят, внешне имеют лощеный фасад: обсуждаются какие-то
предложения об устройстве и переустройстве государства. Но каких-либо
положительных итогов этой деятельности мы не ощущаем.

Игорь Полищук, политолог:

- Визит Петра Порошенко в США, встреча с Дональдом Трампом - это знаковые
события. Тут дело даже не беге наперегонки с Россией, для нас символично,
что глава нашего государства встретился с Трампом все же раньше, чем
Владимир Путин. Мы смогли донести нашу позицию без посредников и прямо в
уши тому, кому надо. Всяческие сделки за спиной Украины, слухами о которых
полон интернет, теперь становятся просто невозможны.

Да, мы получаем нового "старшего брата" в лице США. Будем откровенны, что
нынешняя Украина, к сожалению, не может противостоять такой машине, как
милитаристкая Россия, имеющая право-популистский режим.

Что касается внутренней политики, то главный процесс во внутриполитической
жизни Украины - это децентрализация управления. Это лозунг с которым
президент Порошенко шел на выборы, и он в принципе выполняет свои обещания.

Что такое децентрализация, говоря простым языком? Это реальное наполнение
местных бюджетов, существенный ресурс, которые получают местные громады. И
теперь кивать на Киев, будто что-то не обеспечно, нельзя. В пример можно
привести мэра Львова, город имеет на депозитах 700 млн. гривен, построить
мусоросжигательный завод стоит около 500 млн. И он не может снять с
депозита деньги и решить проблему. Это, что, так сложно?

Я не критикую, я просто задаю вопрос: децентрализация на что направлена? На
то, чтобы получить ресурс и использовать его, а не класть на депозит.

Никакой демократии без прав местного самоуправыления у нас никогда не
будет. Говоря о нашем государстве, ситуацию можно сравнить с той, когда
подросток пытается примерить на себя костюм взрослого мужчины, одеть его
рубашку и галстук, который он толком завязывать не умеет. Даже, если
сравнивать Украину и Польшу. Польша прошла свой этап децентрализации давным
давно.

И еще один важный момент - деолигархизация и демонополизация. Без этого нам
не построить европейскую Украину. Когда у нас монополия экономическая
трансформируется в политическую монополию через олигархические кланы и их
представительства в виде партийных фракций в Верховнйо Рады, то, вы же
понимаете, что это далеко не европейская модель.

И, на мой взгляд, рецепт для нас - развивать местное самоуправление и
децентрализацию, а она со временем приведет и к деолигархизации. И тут
должна быть политическая воля на высшем уровне.

Вечные "три гетмана"...

Антон Авксеньев,

(аналитический центр "Обсерватория демократии"):

- Мы привыкли за период с 2004 и до 2014-2015 годов обобщать результаты и
анализировать публичную политику в категориях, например, "промайданные -
контрмайданные" силы или "проукраинские - пророссийские" и т.д.

На мой взгляд, один из основных трендов заключается в том, что этот подход
уже не работает при анализе тех процессов публичной политики Украины,
которые происходили в этом сезоне.

Скажем, в промайданном блоке, который выглядел единым во время Майдана
(консенсус против прежней власти), сейчас, как мне кажется, выдалеются три
группы, в которых обозначились разные приоритеты. И разные политики
пытаются в эти "ниши" заходить.

Так, есть промайданные "левые" - это проукраинские патерналисты, для
которых социально-экономическая составляющая гораздо важнее, чем
национальная или геополитический проевропейский вектор. Для них очень важен
контекст борьбы против олигархов и т.д. В этот сегмент очень хорошо
вписывается Юлия Тимошенко, туда же пытается заходить Олег Ляшко.

Безусловно, есть промайданные "либералы", именно с них начинался Майдан.
Сюда входят группы еврооптимистов, для которых на самом деле Европа и
европейские права человека являются определяющей категорией. В этом
сегменте успешно работала "Самопомощь". В эту же нишу пытаются заходить и
другие силы - Михаил Саакашвили, "Демократический альянс", "Сила людей" и
т.д. Но сама эта ниша меньше, чем другие. Учитывая кризис "Самопомощи", еще
не ясно, кому она на самом деле достанется. И третья группа - промайданные
"консерваторы", националисты, для которых национальная проблематика гораздо
важнее, чем социально-экономическая. Они активно поддерживают риторику
войны. Здесь актуален вопрос электорального наследства "Народного фронта".
В этом политическом сезоне как раз произошла попытка объединения правых сил
- это "Свобода", Правый сектор, Национальный корпус "Азов", но все осталось
только на декларативном уровне.


Власть понимает, что для каждой из трех промайданных групп необходимо
предоставить какие-то выгоды и ценности. Для "левой" группы - это программа
"Доступные лекарства", объявленная на осень Пенсионная квази-реформа и т.д.
Для промайданных "либералов" ключевой результат - это безвизовый режим,
Ассоциация с ЕС. Для "ультра-консерваторов" - это декоммунизация,
переименование городов и улиц, языковые квоты и запреты.

Поскольку большинство украинцев недовольны властью, искусство управления
заключается в том, чтобы поддерживать баланс и не давать какой-то одной
группе сосредоточить вокруг себя электорат..

А контрмайданный сегмент ситуативно может быть выгоден власти как раз в
контексте президентских выборов 2019 года. Я не удивлюсь, если растущий в
тепличных условиях Вадим Рабинович станет для Петра Порошенко чем-то вроде
того, кем стал Петр Симоненко для Леонида Кучмы. Рабинович выйдет во второй
тур как некий кандидат юго-востока и Петр Порошенко достаточно легко у него
выиграет президентские выборы.

Ситуация, там, где два украинца - три гетьмана, вечно нас сопровождает. И
за счет этого любому режиму удается эффективно воспроизводиться, потому что
конкуренты очень раздроблены.

Денис Подъячев, социолог:

- В то же самое время простой украинец теряет доверие к тем, кто делит
между собой булаву гетмана. Потому что важнейшим вывод этого сезона я как
социолог увидел в дальнейшем снижении доверия населения к власти. Если мы
проанализируем партийно-политические рейтинги за последние 15 лет, то
последнее полугодие сопровождается тем, что первая тройка ведущих
политических сил еле-еле преодолевает 10-процентную отметку. Когда за годы
независимости Украины такое было? Практически никогда.

Как верно заметил мой коллега, идут процессы фрагментации политических сил.
С одной стороны, это как бы размывает возможность выбора для избирателя, а
с другой стороны, растет общественная апатия.

Народу трудно определиться, кого ему избирать. В результате мы имеет такую
картину, когда перечень партий, способных преодолеть избирательный порог
для попадания в Верховную Раду, в сумме достигает менее 50%. А, как
известно, неизменный постулат нашего выборного законодательства - это
распределение мест среди тех, кто попал в парламент. И получается так, что
партия No 1, которой едва симпатизируют 11-12% избирателей, получит вдвое-
втрое больше парламентских мест.

Это означает также, что, когда дистанция между ключевыми политическими
проектами достигает зоны социологической погрешности (1%-3%), то они
начинают бороться за самого активного избирателя. И тогда на первый план
выходят иррациональные вещи. Не эффективные решения (скажем, развития
экономики), а символы. Самым важным становится квотирование звучания
украинской музыки в эфире, безвизовый режим. С одной стороны это отбирает
считанные проценты поддержки у твоих промайданных коллег, с другой стороны
это не позволяет обретать поддерку у противоположного лагеря. Вот почему
границы между политическими лагерями становятся все условнее.

Знай "харьковских"...

Валерий Дудко:

- Партийный спектр Харьковской области претерпел изменения. Перекрасившиеся
"регионалы" оказались в БПП, "Народный фронт" растворился и на сегодяшний
день, кроме минимизированного центра, ничего не представляет. "Самопомощь"
утвердилась на харьковской земле, но ее влияние на оценку общей ситуации в
партийной жизни минимален.

Социологические опросы показывают, что лидирующие позиции занимает
"Батьківщина" Юлии Тимошенко, а БПП - второе место. И это предначертало то,
что в течение буквально двух-трех месяцев следует ожидать формирования
новой политической силы.

БПП "Солидарность", "Фронт змін", УДАР и, может быть, примкнувший к ним
Олег Ляшко могут образовать эту новую политическю силу и совместно набрать
голоса. Но это на всеукраинском уровне.

А региональный подход - совсем другой. На сегодняшний день мы знаем ряд
партийных образований в Харькове, которые готовы выходить на политическую
арену. Это УКРОП, "Наш край", это "Відродження" (последнее имеет хорошую
административную поддержку). Еще четыре политические силы готовы зайти на
харьковскую землю и принять участие в выборах.

Будут ли внеочередные выборы осенью? Нет, не будут. Потому что это
невыгодно партии власти и никоим образом не повлияет на ее укрепление.
Продолжаются выборы в местных громадах. Там не идет борьба за авторитет,
там авторитетные люди сохраняют себя в корпусе власти.

Игорь Полищук:

-. Я не согласен с оценками, данными "Самопомощи". У нас это довльно
активная политическая сила. Ее представители делают ставку на общественные
организации и объединения в соответствии с европейской моделью партии.
Европейские партии строят свою работу при поддержке общественных движений и
"Самопомощь" идет по этому пути, справляясь неплохо. В результате у нас
есть оппозиция в городском совете. Я не скажу, что она очень влиятельная,
но она есть. И результаты тоже есть. И то, что на месте памятника Ленину не
поставят новый памятник, вот тот Александрийский столп, уже кое о чем
говорит.

Я бы еще обратил внимание на появление новых интересных фигур в нашей
политике. Я имею в виду феномен молодой женщины - нашего губернатора Юлии
Светличной. Это феномен для всей Украины. Мы не привыкли, что молодые
женщины достигают таких успехов и ломают наши стереотипы.

Один из итогов года - Харьковщина делегировала в Администраию Президента
Игоря Райнина в качестве эффективного менеджера. Это тоже событие для нашей
политики.

Антон Авксентьев:

- На уровне Харьковской области характер политического режима определен
коалицией административного и электорального. Я имею в виду БПП и
"Відродження". И этот принцип успешно воспроизводился и в ушедшем
политическом сезоне. Опять-таки, эта коалиция разрывает шаблоны деления на
"промайданные-контрмайданные" силы.

Я согласен с тем, что Юлия Светличная стала главным ньюсмейкером сезона и
даже Кернеса опередила в информационном пространстве. И, я думаю, что
данная политическая активность демонстративна, скорее всего, для Киева. Не
исключено, что в новом политическом сезоне, вероятно, даже до октября у нас
произойдет смена губернатора. По закону, если смена поста произойдет до
октября, то новый конкурс на должность проводить не нужно, и этот пост
займет Сергей Мельник (начальник военно-юридического факультета
Харьковского национального юридического университета им. Ярослава Мудрого,
в 2016 году участвовал в конкурсе на должность губернатора и стал вторым
"финалистом" - Е.З.).

По поводу оппозиции режиму, в частности, в Харькове, где партии не являются
драйверами политического процесса. Харьков - единственны областной центр
Украины, в котором сложилось однопартийное большинство. Умеренную оппозицию
представляет "Наш край". А те общественные активисты, которых объединили
под знаменами "Самопомощи", скорее, больше нужны партии, чем партия им.
Завтра это может быть партия Саакашвили, позлезавтра что-то еще. Они
действительно составляют серьезную гражданскую оппозицию.

Выборы городского головы тяжело прогнозировать. Как преемник
рассматривается заместитель мэра Игорь Терехов, но у него низкая
узнаваемость и нет присущей Кернесу харизмы. На сегодняшний день есть
только два самых узнаваемых и популярных харьковских политика - Геннадий
Кернес и Александр Фельдман. Поэтому, я уверен, что следующие выборы будут
гораздо более конкурентными и они не закончатся в один тур.

Денис Подъячев:

- Особенность нашего региона, на мой взгляд, в том, что структура партийно-
политических предпочтений кардинально отличается на областном и городском
уровнях. И это служит определенным сдерживающим фактором. Соответственно,
те позиции, которые имеют БПП, Батьківщина" и "Самопомощь" на областном
уровне намного более оптимистичны, чем в самом Харькове да и во многих
других регионах Украины.

То, что городской голова реактивен с точки зрения соответствия пристрастиям
аудитории и предпочтений избирателей, это его сильная сторона и
одновременно в этом его слабость. Потому что на примере проекта нового
памятника на площади Свободы мы видим, что в любой момент может произойти
ситуация "нашла коса на камень". Геннадий Адольфович очень сильно
сообразуется в принятии решений с социологическими опросами, но бывают
случаи, когда мнения харьковчан разделяются или дробятся. И в принципе есть
масса аспектов жизнедеятельности города, в отношении которых мнение
харьковчан разное. Если мы зададимся изучением отношения харьковчан к
коммунальным предприятиям, то мы получим весьма экзотические данные, что,
однако, не разрушает общий ореол "святости" городского головы.

Нельзя не отметить появление в Киеве феномена "харьковские". Конечно, мы
привыкли больше к выражению "донецкие" или "днепропетровкие", но там не
обходилось без участия финансово-промышленных групп. А у нас без особого
финансового факторов мы наблюдаем харьковских функционеров. И, вероятно,
это цепочка будет воспроизводиться.

Валерий Дудко:

- Небольшое добавление: мы вышли на тот уровень, когда можно говорить о
том, что начинается эпоха заката правления Геннадия Адольфовича Кернеса. И
он сам это понимает. Если бои между городской и областной властью идут в
Запорожье, Днепре, Одессе, то Харьков это миновало. Внутрирегиональной
политической борьбы между областью и городом у нас нет. И это в этом
мудрость Юлии Светличной.

Киев, к сожалению, очень тяжело воспринимает "харьковских". Мы, как
правило, со своими перспективными идеями составляем большую конкуренцию
киевлянам. А их "подпирает" со своей стороны вся Западная Украина. Но среди
всех крупных городов и реионов Украины Харьков и область выглядят
стабильными и развивающимися.

Круглый стол вела

Елена Зеленина.

Фото Святослава Проскурина.

Время Харьков

UAmedia

ProEco - новостной мониторинг экологии Украины