"Механик Звороно"

N40-41 (10595-10596) // 12 апреля 2018 г.

"Механик Звороно"

Так назывался небольшой пассажирский пароход, ходивший в первые
послевоенные годы между Одессой и Херсоном. Пароход был немецкий. В Одессу
его пригнали осенью 1945 года вместе с другими немецкими судами,
полученными Советским Союзом в счет репараций из разгромленной фашистской
Германии.

Густо дымя длинной трубой, пароход выходил из Одессы в восемь утра и
приходил в Херсон поздно вечером, швартуясь к шаткой дощатой пристани,
пропахшей гнилью и облепленной рыбьей чешуей.

На пристани его ждали горы знаменитых херсонских арбузов, которые до войны
привозили в Одессу парусно-моторные дубки, выгружая их в Арбузной гавани.
Во время войны эти дубки, переоборудованные в десантные шхуны, почти все
погибли при высадке десантов в Феодосии, Керчи и под Новороссийском на
"Малой земле".

А в Арбузной гавани, сразу после освобождения Одессы в апреле 1944 года,
обосновались военные моряки. Там стояли торпедные катера, тральщики и
подводные лодки, и гавань стала называться не Арбузной, а Военной...

Когда "Механик Звороно" приходил в Херсон, матросы после высадки пассажиров
открывали единственный трюм, расположенный в носовой части судна,
разворачивали в сторону берега грузовую стрелу, и под тарахтение паровой
лебедки начиналась погрузка арбузов.

Хозяйки арбузов, пожилые женщины в ватниках и тяжелых кирзовых сапогах,
толпились у трюма, пересчитывая вместе с грузовым помощником капитана свой
товар, который с приходом в Одессу отправлялся на "Привоз" или на Новый
базар.

С наступлением утра пароход снимался в обратный рейс. Каюты его были почти
пусты. Зачем было покупать каютный билет, когда можно взять недорогой
палубный? Поэтому на корме, на задраенном трюме, под шлюпками и даже возле
густо дымившей трубы лежали вповалку пассажиры. Помимо арбузов, они везли в
Одессу мешки с таранькой и с живыми раками. Мешки с раками шевелились, и
матросы старались обходить их стороной...

С наступлением зимы навигация для "Механика Звороно" заканчивалась. Днепр,
на котором расположен Херсон, замерзал, и пароход становился в Одессе на
отстой. Но не пустовал. Поставленный в дальний угол гавани рядом с
покрытыми мазутом баржами и стоявшими на ремонте буксирами, он превращался
в плавучий приют. На нем селились "бичи", безработные моряки, не имеющие в
Одессе жилья и прописанные по отделу кадров пароходства. Некоторые селились
с женами и детьми. И когда женщины развешивали по всему пароходу стираное
белье, громко хлопавшее на морозном ветру, чайки, сидевшие на реях
пароходных мачт, испуганно взлетали и кружили над судном...

С наступлением весны пароход освобождался от постояльцев. Зимовавшие на нем
"бичи" уходили в плавания, а женщины с детьми переселялись в какое-то
береговое общежитие, и на "Механик Звороно" приходила штатная команда,
начинавшая готовить пароход к новой навигации.

И как только Днепр освобождался ото льда, прибранный и подкрашенный
"Механик Звороно" перешвартовывался к старому Морвокзалу и, взяв на борт
пассажиров, дав басовитый гудок, снимался в рейс...

Был 1946 год. Я только закончил Мореходную школу и вместе с нашей группой
судовых мотористов был принят на работу в Черноморское пароходство.

И - стал "бичом".

Судов для нас не было. Нас посылали то убирать территорию судоремонтного
завода, то разгружать на станции Одесса-Товарная вагоны с углем, который
пароходство получало для своих сотрудников. А то мы просто слонялись по
порту, с завистью поглядывая на стоявшие у причалов суда, на которых шла
недостижимая пока для нас морская жизнь.

Все малочисленные в то время пароходы и теплоходы мы знали наперечет. За
годы войны почти весь приписанный к Одессе флот был потоплен фашистами.
Выжили немногие. Теплоходы "Ворошилов", "Калинин", "Фридрих Энгельс".
Пароходы "Курск", "Димитров", "Березина" и ледокол "Торос". Было еще
несколько небольших судов - "Тракторист", "Пионер", "Шахтер". Но в Одессу
заходили они редко, плавая между портами Крыма и Кавказа. И если названия
всех этих судов говорили сами за себя, то название "Механик Звороно" было
для меня загадкой. Чем прославился человек, чьим именем было названо это
судно?

Мы, довоенные мальчишки, в отличие от сегодняшних, на которых телевидение и
интернет изливают потоки ненависти, насилия и похабщины, воспитывались на
именах героев. Это были мужественные полярные исследователи Папанин,
Кренкель, Ширшов, Федоров, которые провели в Ледовитом океане на
расколовшейся льдине почти год. Отважные летчики Чкалов, Байдуков и
Беляков, совершившие беспосадочный перелет через Северный полюс в Америку.
И многие другие герои, о которых каждый день писали газеты и сообщалось по
радио.

А после войны нашими кумирами были трижды герои Советского Союза летчики
Александр Покрышкин и Иван Кожедуб, командир подводной лодки, Герой
Советского Союза Александр Маринеско. И комсомольцы, описанные в романе
Александра Фадеева "Молодая гвардия", и по котороиу был снят одноименный
фильм: Олег Кошевой, Любка Шевцова, Ульяна Громова и их товарищи, создавшие
в оккупированном фашистами Краснодоне подпольную организацию по борьбе с
оккупантами. Выданные предателем, они были схвачены фашистами и после
жестоких пыток казнены...

Мы мечтали стать моряками, и наши кумиры учили нас смелости,
самоотверженности и настоящей мужской дружбе. Поэтому меня интересовало,
что за подвиг совершил механик Звороно? Почему его именем назван пароход?

Зайдя как-то в отдел кадров, я спросил об этом одного пожилого моряка. Он
ответил коротко:

- Так то был стармех на "Кубани". Погиб в войну, вот и назвали.

Вечерняя Одесса

UAmedia

ProEco - новостной мониторинг экологии Украины