Конец без начала: как Китаю не удалось создать собственную зону свободной торговли

9 ноября, 07:37

Виталий Рябошапка

Как создавалась и почему не состоялась ЗСТ в мире

/ Фото: Getty Images

Реклама

Пока внимание мировой прессы приковано к импичменту президента США,
Брекситу, событиям в Сирии и на Ближнем Востоке, не менее драматические и
важные события разворачиваются в Восточной и Юго-Восточной Азии. В начале
ноября огромный регион стоял на пороге создания крупнейшей в мире зоны
свободной торговли (ЗСТ). Почему этого не случилось и есть ли шанс, что
такие экономические "монстры", как Китай, Япония, Индия, Южная Корея,
договорятся о создании ЗСТ, разбирался сайт "Сегодня".Большая и "воздушная"

Идея создания зоны свободной торговли в регионе появилась еще в начале 2000-
х. Экономический кризис больно ударил по странам Юго-Восточной Азии
(собственно, оттуда он и стартовал). Сделать экономики устойчивее,
обеспечить опережающий рост и была призвана новая структура. Инициатором
создания выступили государства АСЕАН (10 стран Юго-Восточной Азии, среди
которых, в частности, Индонезия, Малайзия, Таиланд, Сингапур и Филиппины).
В зону планировалось привлечь более крупные экономики - Китай, Японию,
Южную Корею, Австралию с Новой Зеландией и Индию. Во-первых, у государств
АСЕАН с ними прочные торговые связи. Во-вторых, более мелкие экономики
АСЕАН рассчитывали, что ЗСТ с крупными экономиками станет для них своего
рода драйвером роста. В создании ЗСТ также был заинтересован набирающий
обороты Китай, Япония, нуждающаяся в либерализации региональных рынков,
Южная Корея, стремящаяся расширить присутствие в регионе.

По оценкам экономистов, создание зоны принесло бы к 2030 году выгоды всем
без исключения государствам-участникам. Впрочем, выигрыш распределялся
неравномерно. Если, к примеру, Таиланд получил бы 3% роста ВВП, по
сравнению с базовым сценарием, а Камбоджа - все 8%, то Китай должен был
удовлетвориться дополнительными 0,9% роста ВВП, по сравнению с
прогнозируемым. Если говорить о масштабах создаваемой зоны, то она бы
охватывала около 40% мирового ВВП, столько же мировой торговли, около
половины населения планеты и пятую часть территории Земли.

Принципиальное соглашение о начале работы над соглашением "Всеобъемлющего
регионального экономического партнерства" (официальное название зоны
свободной торговли. Английская аббревиатура - RCEP) было принято в 2012
году, а первый раунд переговоров по созданию состоялся в начале 2013 года.
Несмотря на наличие целого ряда разногласий во взглядах и серьезного
расхождения интересов отдельных участников, в целом к осени 2019 года
договор был практически готов к подписанию. Ожидалось, что историческое
событие произойдет на третьем саммите RCEP, состоявшемся в рамках 35-го
саммита АСЕАН в Бангкоке 2-4 ноября. Накануне 15 стран в целом согласовали
свои позиции по всем 20 пунктам договора. Однако 16-я - Индия - соглашение
подписать отказалась. Аргументируя отказ опасениями, что подписание
договора в существующем виде сделает ее экономику беззащитной от китайского
импорта.

В итоговом коммюнике стороны заявили о намерении продолжить переговоры и
решить существующие разногласия. "У Индии есть значительные нерешенные
вопросы. Все государства - участницы RCEP будут работать вместе, чтобы
решить их на взаимовыгодной основе. Окончательное решение Индии будет
зависеть от удовлетворительного решения этих вопросов", - отмечается в
итоговом заявлении лидеров RCEP. Предполагается, что это будет сделано в
короткий срок, и уже в начале будущего года зона свободной торговли будет
создана.

Тем не менее эксперты сайта "Сегодня" высказывают сомнения в таком исходе
событий. Поскольку, несмотря на наличие диалога между участниками АСЕАН+6,
в регионе присутствуют также серьезные латентные конфликты и противоречия.
А реальная мотивация участников несколько отличается от
декларируемой.Почему Индия против

Как рассказал сайту "Сегодня" экономический и финансовый эксперт Алексей
Кущ, в создании RCEP есть свои резоны. По его словам, на данный момент
мировая финансовая и экономическая система переходит из эпохи
централизованного глобализма в эпоху глобализма дефрагментированного.

"Если раньше основные международные организации, в том числе ВТО, работали
над созданием унифицированных правил торговли для всего мира, то сейчас
формируются своеобразные осколки, кластеры мировой экономической системы. В
том числе группа АСЕАН пытается расшириться за счет привлечения новых
мощных участников. Почему это происходит? Потому что те страны, которые не
объединятся в транснациональные агломерации, станут очень легкой жертвой
мировых торговых войн. Мы видим, что Китай, который не создал собственную
экономическую зону сотрудничества, сейчас очень страдает от торговых войн с
США. И поэтому для того, чтобы противодействовать тому же Евросоюзу, США,
латиноамериканским странам, нужно создавать такие агломерации", - отметил
эксперт.

При этом, по его словам, Китай хочет доминировать в создаваемой зоне. Он
заинтересован в создании RCEP и потому, что набрал достаточно экономической
мощи для такого доминирования, и потому, что рынки в Америке и Европе для
него постепенно закрываются. А значит, ему нужно создавать свою собственную
ось сотрудничества. Но не всем потенциальным участникам перспектива
доминирования Китая нравится. И в первую очередь она не нравится Индии

"Если мы посмотрим прогнозы, кто будет расти в ближайшее время, то мы
увидим, что Европа войдет фактически в период длительной стагнации, рост
США и Китая замедлится. В свою очередь, мировыми драйверами мировой
экономики станут как раз страны АСЕАН, которые будут расти 5%+. И одним из
основных драйверов становится Индия с ростом 6%+. Индия в ближайшие десять
лет начнет играть ту роль, какую играл Китай в конце девяностых - начале
нулевых. Будет притягивать на себя ресурсы, инвестиции, как притягивал
ранее Китай. Именно поэтому АСЕАН и инициировали создание такой агломерации
- чтобы поддержать свой экономический рост. И именно поэтому Индия
"завалила" этот проект", - говорит Алексей Кущ.

По его словам, если Индия хочет стать "вторым Китаем" в экономическом
плане, ей сейчас нужно воздерживаться от вхождения в подобные структуры.
Китай на этапе рывка не становился полноценным участником глобальных
экономических зон. Это давало ему определенную мобильность при принятии
решений и принесло свой положительный результат.

"Индия, взвесив свои интересы, посчитала, что для обеспечения ускоренного
роста они не должны открывать свои границы и поддерживать другие страны.
Пока они не достигли определенного уровня мощи экономики, экономические
союзы будут для них больше вредны, чем полезны. На данном этапе для них
выгоднее иметь возможность осуществлять протекционистские меры,
использовать таможенные заградительные системы. В общем, иметь развязанные
руки. То есть здесь сыграли роль амбиции Индии стать в ближайшем будущем
"вторым Китаем", - говорит эксперт.

По его словам, через несколько лет ситуация может смениться на
противоположную.

"Сейчас зона свободной торговли выгодна странам АСЕАН, но не выгодна Индии.
Через несколько лет, когда Индия наберет ход экономического роста, эта идея
может уже быть интересна Индии, но не будет интересна странам АСЕАН. Найдут
ли они общий знаменатель - сказать сложно", - отмечает Алексей Кущ.Когда
политика "причем"

Помимо экономических противоречий препятствуют созданию зоны и политические
трения, отметил в комментарии сайту "Сегодня" эксперт по вопросам
международной политики и Ближнего Востока аналитического центра "Украинский
институт будущего" Илья Куса. Впрочем, большинство из них также связано с
экономикой. По словам эксперта, суть всех проблем, которые существуют в
архитектуре создания ЗСТ, - в противостоянии Индии и Китая.

"Это две огромных страны с колоссальным потенциалом и большими амбициями.
Они естественные конкуренты во всех отношениях - и в экономике, и в
политике. Во-первых, у них присутствуют территориальные претензии. В
частности, стоит вопрос Тибета, есть ряд приграничных конфликтов, не
решенных до сих пор. Китай окружает Индию своей инфраструктурой, урезая
индийцам возможность выходить на новые рынки. К примеру, он зашел деньгами
и проектами на Шри-Ланку, по сути - "задний двор" Индии, чем вызвал очень
серьезное ее раздражение. Бенгальский залив, Шри-Ланка, Мальдивские острова
- точки конфликтов между этими странами", - говорит Илья Куса.

Кроме того, по его словам, Индию раздражает реализация Китаем стратегии
"Один пояс - один путь". В процессе которой Пекин старается взять под
контроль основные морские коммуникации в мире. Особенно пути из Азии в
Европу, пролегающие через Индийский океан. В Нью-Дели полагают, что это
усиливает позиции Китая, распространяет его влияние, а не индийское. При
этом у самой Индии на данный момент таких глобальных проектов нет.

"Разумеется, такой конфликт между ключевыми потенциальными участниками
будущей ЗСТ повлиял на возможность создания зоны. И пока сохраняется
антагонизм между Индией и Китаем, такая возможность вряд ли появится. Плюс
не нужно забывать, что появление такой зоны не выгодно США, которые сейчас
играют на стороне Индии против Китая", - отмечает Илья Куса.

Тем не менее, по его словам, небольшая вероятность, что Китай и Индия
объединятся под зонтиком одной ЗСТ, все же есть.

"Если Китай и Индия смогут договориться. Несмотря на противостояние, страны
ведут диалог, общаются, саммиты проводят. Прорывов нет, но нельзя полностью
исключать, что при определенных обстоятельствах они смогут договориться и
по политическим вопросам, и по вопросам разделении рынка", - говорит Илья
Куса.

Есть в регионе, по словам эксперта, и другие зоны напряжения. В частности,
между Японией и Южной Кореей. Государства являются конкурентами в
экономике, но помимо этого не все так гладко между ними и в политическом
плане.

"Япония после окончания Второй мировой войны всегда полагалась в плане
безопасности на Соединенные Штаты. Но сейчас Токио начинает понемногу
строить армию, флот и так далее. Это, конечно, беспокоит Южную Корею, у
которой со времен войны осталась психологическая травма. Они сотрудничают с
японцами в политическом плане. Но все равно смотрят на них подозрительно", -
отмечает эксперт.

Наконец, по мнению эксперта, еще одним препятствием к создания RCEP
является отсутствие объединяющих ценностей.

"Когда, к примеру, создавался "Союз угля и стали" ("Европейское объединение
угля и стали" - структура, послужившая в будущем основой для создания
Евросоюза, - авт.) в него изначально закладывались в том числе определенные
ценности, которые разделяли все участники. И определенные цели: преодолеть
негативные последствия войны и стать процветающими странами. У азиатского
союза нет таких ценностей и идей. Отчасти по этой причине у них есть
проблема с интеграционными проектами", - отметил Илья Куса.

Напомним, ранее новости "Сегодня" рассказывали о подробностях официального
визита президента Украины Владимира Зеленского в Японию.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Индия Китай Япония АСЕАН

Источник: Сегодня

Сегодня.ua

UAmedia

ProEco - новостной мониторинг экологии Украины