Ключ к пониманию путинского режима

Андерс Аслунд

Шведский экономист, старший научный сотрудник Atlantic Council

Клановый капитализм, построенный Путиным в России, не может обеспечить
экономический рост стране, но помогает Кремлю удерживать политическую власть

При Владимире Путине, в 2000-2017 годах, российская экономика пережила
крупные структурные изменения. Макроэкономическая политика России была
консервативной, направленной на стабилизацию. В экономическом плане
подобная система в долгосрочной перспективе не кажется устойчивой, но как
показывает опыт Советского Союза, даже неустойчивая система может
существовать много лет.

Поскольку Путин управляет страной с 2000 года и нацелен на стабильность,
преемственность в российской экономической политике часто преувеличена.

В течение его первого президентского срока (2000-2004) государство начало
вводить свои правила по всей стране, централизовать федеральные финансы и
выравнивать экономические условия для всех игроков. Были проведены крупные
реформы: налоговая и судебная. Частный сектор процветал. Экономика РФ
прирастала на 7% в год, а Путин консолидировал в своих руках политическую
власть.

В конце 2003 года мировые цены на нефть начали резко возрастать, что
поддерживало высокий экономический рост, большой профицит бюджета без
особых усилий правительства. По большому счету, в 2003 году структурные
реформы закончились и не возобновились. Арест Михаила Ходорковского,
владельца нефтяной компании ЮКОС, в октябре 2003 года стал поворотным
моментом. Конфискация ЮКОСа в 2004-2005 годах и передача ее активов
"Роснефти" представляли собой начало государственного капитализма. Нефтяной
бум облегчил эту задачу в течение второго срока Путина (2004-2008 годы). В
2007 году крупные государственные корпорации, такие как "Ростех",
Объединенная авиастроительная и судостроительная корпорации были созданы
путем слияния сотен предприятий. Новая экономическая модель превратилась в
государственную монополию. Банки, транспорт, производство вооружений,
природный газ и электроэнергия, - вот сектора, где стало доминировать
государство. В РФ надеются на двухпроцентный рост в 2018 году, но нынешняя
экономическая политика в лучшем случае приведет к застою

С 2008 по 2012 годы формально Путин являлся премьер-министром России, но он
сохранил свою экономическую мощь и влияние, поэтому фактически его
премьерство следует рассматривать как его третий президентский срок. Путин
продолжил отчуждения частных активов, создавая новую форму
капиталистического капитализма. Большую роль в этом сыграли егодрузья из
Санкт-Петербурга. Наиболее влиятельными из них являются Геннадий Тимченко,
Аркадий Ротенберг и Юрий Ковальчук. Они потратили большую часть своих денег
на сделки с "Газпромом". Тимченко и Ротенберг владели основными
эксклюзивными субконтрактами, по которым строили новые трубопроводы
"Газпрома". "Новатэк", где Тимченко владеет 23% акций, получил ценные
газовые месторождения. Банк Ковальчука "Россия" купил финансовые активы
"Газпрома", такие как "Газпромбанк", страховую компанию "Согаз" и
"ГазпромМедиа" с шестью телеканалами по очень разумным ценам.

Параллельное развитие как государственного капитализма, так и
капиталистического капитализма актуализировало вопрос: что Путин предпочтет
в течение своего четвертого президентского срока, начавшегося в 2012 году.
Он выбрал сочетание государственного и капиталистического капитализма с
большой концентрацией корпоративной власти в руках ограниченного количество
государственных корпораций. Все деловые сделки на сумму более $1 млрд
должны были быть согласованы с Кремлем, который фактически ограничил
деятельность российской фондовой биржи.

Старые частные корпорации постепенно вытеснялись. Как правило, их скупали
крупные государственные корпорации, а иногда и друзья Путина. "Роснефть" -
наиболее агрессивная государственная корпорация. Она начиналась как остаток
неплатежеспособных нефтяных активов, но со временем поглотила ЮКОС, ТНК-ВР
и "Башнефть", захватив около половины всех объёмов добычи нефти в России, и
ожидается, что "Роснефть" получит больше активов. Все больше экономика
России переходила на ручное управление.

Экономическая политика в России была довольно идеологической, но идеология
быстро изменилась. Финансовый крах 1998 года научил российскую элиту, что
макроэкономическая политика имеет решающее значение для экономической
стабильности, которая нужна ради стабильности политической. Поэтому
финансовая и денежно-кредитная политика России так консервативна.

В течение первого президентского срока Путина приватизация предприятий
продолжалась. Были сокращены государственные субсидии, тысячи крупных
предприятий докатились до банкротства. Тем не менее, государственным
корпорациям разрешалось расширяться без какого-либо учета экономической
выгоды и инновационных подходов. Частично это объясняется отсутствием
сильной рыночной экономической идеологии. Но еще одним объяснением является
важная роль нефти и газа.

Хотя Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев имеют юридическое
образование, их пренебрежение к верховенству права ощутимо. По мере того
как свободный рынок уступил место государственной интервенции внутри
страны, отношение России к международной интеграции переместилось в сторону
протекционизма. В течение многих лет Россия стремилась войти во Всемирную
торговую организацию, но, когда она, наконец, присоединилась к 2012 году,
ее международная экономическая политика трансформировалась. Был придуман
Евразийский экономический союз, который должен был имитировать Европейский
союз, но там было гораздо больше протекционизма.

Социальный сектор важен для благополучия российской нации, но он плохо
работает. Пенсионная система является дорогостоящей и неэффективной,
предлагая жалкие пенсии слишком большому количеству людей, поддерживая
пенсионный возраст на уровне 55 лет для женщин и 60-ти для мужчин. России
очень нужна пенсионная реформа. Сфера образования также не реформировалась
и продолжает ухудшаться. Аналогичным образом от отсутствия реформ страдает
сектор здравоохранения, в то время как Россия столкнулась с серьезной
демографической дилеммой. Эти социальные проблемы очень сложные, но они
привлекают к себе минимальное политическое внимание.

Министерство экономики России надеется на двухпроцентный рост в 2018 году,
но нынешняя экономическая политика в лучшем случае приведет к застою. 25
мая 2016 года президент Путин признал это: "Если мы не найдем новых
источников роста экономики, мы увидим нулевой прирост ВВП, наши возможности
в социальном секторе, сфере национальной обороны и безопасности сократятся,
чтобы реально развивать страну и добиваться прогресса". Путин попытался
оживить дискуссию о необходимости экономического роста среди своих
экономических советников. Либерал Алексей Кудрин призвал к структурным
реформам, Сергей Глазьев выступил за стимулирование кредитно-денежной
политики. Однако ни одному из них не уделили особого внимания, и никаких
существенных изменений не ожидается. По крайней мере до президентских
выборов в России в марте 2018 года, в результате которых будет позволено
победить только Путину.

Россия нуждается в изменениях для улучшения своей экономики, но ключом к
пониманию сути путинского режима является то, что его конечной целью
является удержание власти. Клановый капитализм не может обеспечить
экономический рост, но он помогает Кремлю удерживать политическую власть.

Перевод НВ

Продолжение колонки будет опубликовано в разделе Мнения. Следите за
обновлениями

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок
Андерса Аслунда. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о
будущем. Подробная программа здесь Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу
Мнения Нового Времени

Новое Время

UAmedia

ProEco - новостной мониторинг экологии Украины